Самый назначаемый в Европе анальгетик для лечения послеоперационной боли

 


Если ранее широкое применение парацетамола в хирургической практике было ограничено ввиду отсутствия парентеральных лекарственных форм, то в последние годы этой проблемы уже не существует. Парацетамол доступен в парентеральной форме и уже накопил солидную доказательную базу по эффективности и безопасности при таком пути введения. В настоящее время в Европе парацетамол в послеоперационном периоде получают 78% пациентов.

Почему важна адекватная послеоперационная анальгезия?

И в нашей стране, и за рубежом послеоперационный болевой синдром по-прежнему остается актуальной проблемой. По данным литературы, в среднем около 90% хирургических пациентов испытывают послеоперационную боль, при этом от выраженного болевого синдрома страдают от 30 до 75% больных (Овечкин А.М., 2000; Harmer M., Davies К., 1998; Neugebauer E., 1998; Carr D., Goudas L., 1999; Chauvin M., 1999; Dolin S., 2002; Seers К., 2004). Почему важно быстро и эффективно купировать болевой синдром в послеоперационном периоде? Какие возможности для послеоперационной анальгезии дает парацетамол для внутривенного введения?

В этой статье мы постарались ответить на указанные вопросы.
Доказано, что наличие болевого синдрома в послеоперационном периоде не только причиняет дискомфорт или страдания пациенту, но и повышает риск развития серьезных осложнений, включая инфаркт миокарда, дыхательную недостаточность и тромбо-эмболические осложнения.

Любой острый болевой синдром приводит к гиперактивации симпатической нервной системы, что в свою очередь вызывает тахикардию, гипертензию и повышение периферического сосудистого сопротивления.

При этом у пациентов высокого риска, например у лиц с ишемической болезнью сердца, высока вероятность резкого увеличения потребности миокарда в кислороде с развитием острого инфаркта миокарда, что, как правило, происходит на 3-4-е сутки после хирургического вмешательства.

Кроме того, активация симпатической нервной системы сопровождается резким повышением уровня катехоламинов в крови. Они являются прокоагулянтами, поэтому при выраженном болевом синдроме повышается риск тромбоэмболических осложнений. Дополнительным фактором риска венозной тромбоэмболии выступает длительная иммобилизация пациентов, обусловленная неадекватной анальгезией.

Активация симпатической нервной системы вследствие болевого синдрома повышает тонус гладкой мускулатуры кишечника со снижением перистальтики и развитием послеоперационного пареза. Это затрудняет раннее начало энтерального питания и чревато транслокацией условно-патогенной микрофлоры кишечника с развитием сепсиса.

Болевой синдром, нарушение функции диафрагмы, повышение тонуса нижних межреберных мышц и мышц брюшной стенки при выдохе, которые очень часто наблюдаются при оперативных вмешательствах на органах грудной клетки и верхнем этаже брюшной полости, могут приводить к после-операционной легочной дисфункции. Затруднение откашливания, обусловленное послеоперационной болью, нарушает эвакуацию бронхиального секрета, что способствует формированию ателектазов с последующим присоединением инфекции.

Следует отметить и то, что интенсивная длительная болевая стимуляция сегментарных и супрасегментарных структур центральной нервной системы может способствовать формированию хронического послеоперационного болевого синдрома, который, по сути, является ятрогенным. По данным F. Perkins и H. Kehlet, вероятность развития хронического болевого синдрома после торакотомии приближается к 45%, мастэктомии – 35-38%, герниопластики – 10-12%.

Таким образом, задачами послеоперационного обезболивания являются не только устранение причины дискомфорта/страдания, но и снижение частоты послеоперационных осложнений, ускорение послеоперационной функциональной реабилитации и выписки пациентов из стационара, профилактика хронизации боли, повышение качества жизни пациентов в послеоперационном периоде.