Состояние метаболических процессов и пути их улучшения у женщин в перименопаузальном периоде с помощью применения курса Life extension

Увеличение продолжительности и повышение качества жизни старших возрастных групп является значительной проблемой современной медицины. Нарушение метаболизма в виде сахарного диабета II типа и атерогенной дислипидемии приводят к значительному уровня осложнений со стороны сердечно-сосудистой системы. Известно, что назначение заместительной гормональной терапии не способно нормализовать возрастные нарушения метаболизма. Поэтому поиск новых методов обеспечения здоровья сердца и сосудов является чрезвычайно актуальным. Целью работы было изучение состояния автономной нервной регуляции, карбогидратного и липидного обмена у женщин перименопаузального возраста под влиянием Ксилат-тивортинового курса.

Всего было обследовано 71 пациентку (основная, II группа), которым раствор ксилитола с электролитами (Ксилат, Юрия-фарм) вводили инфузионно с первых дней редукционной диеты в течение 5 дней. Введение L-аргинина (Тивортин, Юрия-фарм) осуществляли внутривенно по 200 мл один раз в сутки в течение недели, а затем продолжали принимать питьевой раствор еще 3 недели. Все привлеченные к работе пацентки придерживались 28-дневной диеты, а также ежедневно выполняли комплекс утренней гимнастики в течение 3 месяцев. Сравнение полученных в работе данных проводили с 35 практически здоровыми женщинами репродуктивного возраста, которые составили I (контрольную) группу.

Под влиянием применения предложенной лечебно-профилактической программы отмечено достоверное снижение индекса массы тела у пациенток основной группы. При этом индекс Купермана потерпел достоверному снижению. Снижение индекса массы тела у пациенток основной группы было основой для улучшения автономной нервной регуляции и метаболических процессов. Именно использование Ксилат-тивортинового курса Life extension позволило сделать акцент на преодолении инсулинорезистентности, дислипидемии и хронического воспаления.

Разработанная 3-месячная программа позволила значительно улучшить состояние метаболических процессов и показатели гемодинамики у женщин переходного возраста. Это является основанием для внедрения Ксилат-тивортинового курса в практику семейных врачей, акушеров-гинекологов и специалистов в области эстетической медицины.

Ключевые слова: менопауза, Ксилат-тивортиновий курс, антиэйджинг, Life extension.

Менопауза – важный период в жизни каждой женщины, испытывающий генетически определенные возможности организма к адаптации в условиях дефицита эстрогенов. Известно, что назначение заместительной гормональной терапии (ЗГТ) не может нормализовать возрастные изменения метаболизма [1, 2, 3]. Нарушения метаболизма в виде сахарного диабета типа 2 и атерогенной дислипидемии вызывают значительные осложнения со стороны сердечно-сосудистой системы. Соответственно поиск новых методов поддержки здоровья сердца и сосудов является чрезвычайно актуальным [4, 5, 6, 7].

Теория «плодового программирования» болезней позволяет понять, что нарушение внутриутробного питания и пищеварения плода вызывает повышение уровня сердечно-сосудистых заболеваний [8]. Интересно, что до наступления менопаузы не наблюдается значительных изменений в состоянии сосудистой системы. Возможно, что гипоэстрогенемия является триггерным механизмом, вызывающим атерогенную васкулопатию [9, 10]. Доказано, что этому способствуют нарушения карбогидратного обмена, хроническое воспаление и оксидативный стресс [11, 12].

Поскольку возрастные изменения — эйджинг — часто представляет собой сумму нозологий, то внедрение антиэйджинговых программ может быть действенным методом профилактики преждевременного старения и продления активного долголетия у женщин старших возрастных групп. Среди них значительная роль отводится физическим нагрузкам и диетическому питанию [13].

Перспективно также применение препаратов ксилитола, независимого от инсулина источника энергии. Также известны противовоспалительные свойства ксилитола и положительный эффект на кишечный микробиом [13]. За счет того, что ксилитол включен в пентозофосфатный цикл синтеза энергии он может быть источником глицерофосфата и уменьшить количество свободных жирных кислот, способных окисляться в ацетилкоэнзим А. Ксилитол повышает интенсивность гликолиза и усиливает образование пировиноградной кислоты, которая является необходимым источником щавелевоуксусной кислоты, что способствует окислению ацетилкоэнзима А в цикле Кребса.

Ксилитол усиливает синтез гликогена в печени, соответственно уменьшается мобилизация жира на периферии. Метаболизм ксилитола не зависит от резистентности к инсулину, которая часто наблюдается у женщин в менопаузе, а, наоборот, ксилитол стимулирует секрецию эндогенного инсулина. Использование ксилитола позволяет снизить чувство голода и предотвратить возникновение кетоза во время диеты [15]. Препараты L-аргинина способствуют синтезу мощного вазодилататора – оксида азота, играющего определенную роль в восстановлении эндотелия сосудов [16, 17, 18, 19].

Можно считать целесообразным комплексное использование диетического питания, дозированных физических нагрузок, а также препаратов ксилитола и L-аргинина в качестве антиэйджингового средства. Совместное применение Ксилата и Тивортина известно как стратегия “life extension“ (продление молодости) [15].

Целью работы было изучение состояния автономной нервной регуляции, карбогидратного и липидного обмена у женщин перименопаузального возраста с использованием подхода “life extension“.

Материалы и методы

Было обследовано 71 пациентку (основная, ІІ группа), которым с первых дней редукционной диеты вводили на протяжении 5 дней инфузионно по 200 мл раствор ксилитола с электролитами (Ксилат, Юрия-фарм). Введение L-аргинина (Тивортин, Юрия-фарм) осуществляли внутривенно по 200 мл один раз в сутки на протяжении 5 дней, затем продолжать принимать питьевой раствор по 1 мерной ложке 4 раза в сутки еще 3 недели.

Все приобщенные пациентки придерживались 28-дневной диеты, а также ежедневно выполняли комплекс утренней гимнастики в аэробном режиме на протяжении 3 месяцев [20]. Сравнение полученных в работе данных проводили с 35 практически здоровыми женщинами репродуктивного возраста, которые составили І (контрольную) группу.

Проводили определение индекса массы тела (ИМТ), частоты сердечных сокращений (ЧСС), артериального давления (АД), бальной оценки менопаузальных расстройств по шкале Купермана до начала и после завершения 3-месячной программы.

Для изучения состояния автономной нервной регуляции проводили оценку показателей акцелераций и децелераций AC/DC (англ. acceleration capacity/deceleration capacity) с помощью электрокардиографического оборудования Cardiolab (Харковь, Украина). Запись осуществляли на протяжении 1 часа в состоянии покоя сидя, перед началом применения лечебно-профилактических мероприятий и через 3 месяца [8].

Биохимические исследования проводили в лаборатории «Синево» на анализаторе Cobas 6000 (Roche diagnostics, Швейцарія) до начала лечебно-профилактического курса и после его завершения. У всех пациенток , которые приняли участие в исследовании, проводили определение сывороточных триглицеридов (ТГ), общего холестерина (ОХС), холестерина липопротеидов высокой плотности (ХС ЛПВП), холестерина липопротеидов низкой плотности (ХС ЛПНП) и холестерина липопротеидов очень низкой плотности (ХС ЛПОНП).

Концентрацию ТГ и ОХС исследовали колориметрическим энзиматическим методом, а ХС ЛПВП –колориметрическим энзиматическим методом с предварительным осаждением ХС ЛПНП и хиломикронов. Также проводили расчет коефициента атерогенности, отображающего соотношение атерогенных (ОХС и ХС ЛПНП) и противоатерогенных (ХС ЛПВП) фракций холестерина. Изучали уровень гликемии и инсулина натощак с дальнейшим расчетом индекса НОМА. Проводили определение С-реактивного белка (С-РБ) как маркера хронического воспаления.

Статистическую обработку полученных результатов проводили с использованием лицензионных стандартизированных пакетов прикладных программ многомерного статистического анализа SPSS for Windows Release 19,0 (SPSS Inc. Chicago, Illinois, ліцензия № 15G09207000A). Отличия считали статистически значимыми в случае p<0,05.

Результаты исследования

Средний возраст обследованных женщин в І группе был 38,65±6,42 года, а во ІІ группе составлял 54,28±7,74 года. Известно, что препараты ЗГТ еще до привлечения к работе использовали 13 (18,3 %) женщин. Они же продолжали принимать их на протяжении всего периода исследования. Вследствие применения предлагаемой лечебно-профилактической программы отмечено значительное снижение ИМТ у пациенток основной группы.

Этот показатель составлял до и после употребления ксилато-тивортинового курса «Life extention» соответственно: 29,95±4,45 і 26,32±5,48 (р=0,0004). Показатель ЧСС в основной группе – без значительных отличий в динамике наблюдения. Он был до начала и после завершения исследования соответственно: 79,02±9,49 і 76,46±11,48 (р=0,2226). А вот динамика изменений систолического и диастолического АД была значительной. Систолическое АД до и после завершения наблюдения было соответственно: 131,13±13,75 і 124,62±8,31 (р=0,0114). Диастолическое АД менялось следующим образом – 82,54±9,98 і 76,82±7,61 (р=0,0035).

Изучение индекса Купермана позволило установить, что его значение соответствовало легкой степени климактерического синдрома – 27,86±7,77. Чаще всего пациентки жаловались на наличие приливов (69 %), повышения АД (49,3 %), сердцебиения (43,7 %), раздражительности (35,2 %), головной боли (22,5 %) и потливости (19,7 %).

Благодаря действию проведенных лечебно-оздоровительных мероприятий индекс Купермана значительно снизился – 22,14±6,52 (р=0,0003). При этом была установлена одинаковая динамика уменьшения симптомов вегетативных и психоэмоциональных нарушений. Это способствовало единодушному улучшению самочувствия, повышению жизненного тонуса и работоспособности.

Показатели AC/DC свидетельствовали о наличии активации симпатоадреналовых воздействий на гемодинамику обследуемых пациенток. Показатель AС был у женщин І и ІІ групп соответственно: — 20,62±6,14 мс и -13,22±5,50 мс (р< 0,0001 сравнительно с контролем), а DC составил соответственно: 16,44±5,16 мс и 12,84±4,95 мс (р=0,0008 сравнительно с контролем). В динамике наблюдения показатели AC/DC приблизились к контрольным значениям: -18,22±7,50 мс і 15,61±6,14 мс, и не имели значительных отличий от показателей І группы (р=0,1040 і р=0,4927).

Изучение показателей липидного обмена позволило установить некоторые отличия (табл. 1). В обследуемых пациенток основной группы было установлено наличие атерогенной дислипидемии за счет повышения концентрации ТГ, ЗХС, ХС ЛПНП, ХС ЛПОНП и снижения уровня ХС ЛПВП. Это увеличивало значение коэффициента атерогенности. Благодаря 3-месячной лечебно-оздоровительной стратегии “life extension“ была отмечена нормализация жирового обмена. Липидный профиль и коэффициент атерогенности почти не отличались в основной группе от показателей у женщин репродуктивного возраста.

Таблица 1. Концентрация холестерина и его фракций у обследованных женщин

Ksylato-Tyvortynovyj-kurs-rezultaty-Lahno-ru-table-1 * — отличия значительные сравнительно с контрольными значениями (р<0,05)

У пациенток основной группы было установлено наличие нарушений карбогидратного обмена с формированием инсулинорезистентности, а также хронического воспалительного процесса. У женщин основной группы отмечено рост уровня глюкозы и инсулина натощак с повышением индекса НОМА. Это свидетельствовало о развитии инсулинорезистентности. После проведенного лечебно-профилактического курса отмечена нормализация показателей карбогидратного обмена. Уровень С-РБ как универсального маркера воспаления был значительно увеличен в основной группе. После проведенных мероприятий концентрация С-РБ не отличалась от контрольных значений.

Таблица 2. Показатели обмена углеводов и концентрация С-РБ у обследуемых женщин

Ksylato-Tyvortynovyj-kurs-rezultaty-Lahno-ru-table-2 * — отличия значительные сравнительно с контрольными значениями (р<0,05)

Обсуждение результатов исследования

Диетическое питание и физические нагрузки – важные составляющие профилактической медицины. Однако эти мероприятия не способны полностью противодействовать развитию атеросклероза [20, 21]. Снижение ИМТ у пациенток основной группы было залогом для улучшения автономной нервной регуляции и метаболических процессов. Именно использование стратегии “life extension“ позволило сделать акцент на преодолении инсулинорезистентности, дислипидемии и хронического воспаления.

Поскольку жировая ткань является «полем» для реализации воспалительного сценария, поддерживает оксидативный стресс и эндотелиальную дисфункцию, то ее редукция за счет улучшения метаболизма жиров и углеводов способствовала улучшению состояния сердечно-сосудистой системы. Последнее подтверждается снижением уровня АД и ЧСС у женщин ІІ группы благодаря предложенному лечебно-профилактическому комплексу мероприятий.

Очень важным результатом было снижение выраженности климактерических расстройств по шкале Купермана. Это обусловлено как улучшением метаболического гомеостаза, так и нормализацией нейрогуморальных эффектов на сердечно-сосудистую систему [22, 23, 24]. Последнее требует более подробного объяснения.

Известно, что задержка роста плода (ЗРП) является предпосылкой для возникновения сердечно-сосудистых заболеваний в дальнейшей жизни. Установлено задержку неврологического созревания по данным изучения AC/DC у плодов с ЗРП. Также у них отмечалась активация симпатической части автономной нервной регуляции [22].

Очень интересно, что у обследованных пациенток перименопаузального возраста также отмечались похожие изменения. Можно полагать, что использование “life extension“ вместе с лечебной физкультурой и редукционной диетой обусловлено онтогенетически для предотвращения атерогенеза с позиции «плодового программирования».

Следует отметить, что использование растворов L-аргинина и ксилитола было обосновано патогенетически. Полученные данные подтверждают целесообразность коррекции инсулинорезистентности и эндотелиальной дисфункции с помощью препаратов Ксилат и Тивортин (Юрия-Фарм) [15, 25]. Важными особенностями данной стратегии лечения указанными препаратами было также снижение провоспалительных эффектов и коррекция дислипидемии.

Общее улучшение состояния обследованных и снижение тяжести климактерических расстройств было возможным и благодаря установленной нормализации процессов автономной нервной регуляции. Следовательно, использование Ксилата и Тивортина обеспечило мягкое снижение массы тела и нормализацию АД у женщин с поддержанием их эрго-, трофотропных процессов на оптимальном уровне.

Сохранение здоровья сердца и сосудов – очень важное задание современной медицины и настоящий вызов нашего времени. Продление активного долголетия женщин старших возрастных групп возможно благодаря качественной диагностике и антиэйджинговым мероприятиям.

Разработанная 3-месячная программа позволила значительно улучшить состояние метаболических процессов и показатели гемодинамики у женщин перименопаузального возраста. Это является основанием для внедрения стратегии “life extension“ в практику акушеров-гинекологов, семейных врачей, эндокринологов и специалистов в сфере эстетической медицины.

Выводы

  1. Использование 3-месячной лечебно-профилактической программы с применением Ксилато-Тивортинового курса “life extension“ является эффективным методом улучшения состояния сердечно-сосудистой системы женщин переходного возраста.
  2. Эффективность разработанной программы обусловлена снижением ИМТ, преодолением инсулинорезистентности, дислипидемии и хронического воспалительного процесса.
  3. Дальнейшее применение метода “life extension“ может способствовать развитию антиэйджинговой медицины.

Авторы:

Лахно И. В., Харьковский национальный университет им. В. Н. Каразина.

Литература:

  1. Paciuc, J. “Hormone Therapy in Menopause.” Adv Exp Med Biol (1242) 2020: 89-120. doi: 10.1007/978-3-030-38474-6_6.
  2. Glintborg, D., Rubin, K. H., Nybo, M., et al. “Cardiovascular disease in a nationwide population of Danish women with polycystic ovary syndrome” Cardiovasc Diabetol. 7 (2018): 37. doi: 10.1186/s12933-018-0680-5.
  3. Nair, A. R., Pillai, A. J., Nair, N. Cardiovascular Changes in Menopause. 17 (2020): e230421187681. doi: 10.2174/1573403X16666201106141811.
  4. Newson, L. “Menopause and cardiovascular disease.” Post Reprod Health (24) 2018: 44-49. doi: 10.1177/2053369117749675.
  5. El Khoudary, SR. “Age at menopause onset and risk of cardiovascular disease around the world.” Maturitas (141) 2020: 33-38. doi: 10.1016/j.maturitas.2020.06.007.
  6. El Khoudary, SR. “HDL and the menopause.” Curr Opin Lipidol (28) 2017:328-336. doi: 10.1097/MOL.0000000000000432
  7. Stuenkel, C. A. “Menopause, hormone therapy and diabetes.” Review Climacteric (20) 2017:11-21. doi: 10.1080/13697137.2016.1267723.
  8. Hoyer, D., Zebrowski, J., Cysarz, D., et al. “Monitoring fetal maturation-objectives, techniques and indices of autonomic function.” Physiol Meas (38) 2017: 61-88. doi: 10.1088/1361-6579/aa5fca.
  9. Shufelt, CL, Pacheco, C, Tweet, MS, Miller, VM. “Sex-Specific Physiology and Cardiovascular Disease.” Adv Exp Med Bio. (1065) 2018::433-454. doi: 10.1007/978-3-319-77932-4_27.
  10. Frungieri, MB., Calandra, RS., Bartke, A., Matzkin, ME. “Male and female gonadal ageing: its impact on health span and life span.” Mech Ageing Dev. (197) 2021:111519. doi: 10.1016/j.mad.2021.111519.
  11. Somani, Y. B., Pawelczyk, J. A., De Souza, M. J., et al. Aging women and their endothelium: probing the relative role of estrogen on vasodilator function Review Am J Physiol Heart Circ Physiol (317) 2019:H395-H404. doi: 10.1152/ajpheart.00430.2018.
  12. Berikhanova, R. R., Minenko, I. A., Bondarev, S. A. “Carbohydrate metabolism in women with metabolic syndrome with multimodal non-drug correction of menopausal disorders.” Arch Gerontol Geriatr. (28) 2020:104205. doi: 10.1016/j.archger.2020.104205.
  13. Geidenstam, N., Al-Majdoub, M., Ekman, M., et al. Metabolite profiling of obese individuals before and after a one year weight loss program Observational Study Int J Obes (Lond). (41) 2017:1369-1378. doi: 10.1038/ijo.2017.124.
  14. Benahmed A. G., Gasmi A., Arshad M., et al. “Health benefits of xylitol Review Appl Microbiol Biotechnol.” (104) 2020: 7225-7237. doi: 10.1007/s00253-020-10708-7.
  15. Лахно І. Можливості використання препаратів ксилітолу та L-аргініну у менеджменті менопаузи. Репродуктивне здоров’я жінки. 2021; 2: 64–68. https://doi.org/10.30841/2708-8731.2.2021.232554, Lakhno, I. “Mozhlyvosti vykorystannia preparative xylitolu ta L-argyninu u menedzhmenti menopauzy.” Reproductive health of woman 2 (2021): 64-68. https://doi.org/10.30841/2708-8731.2.2021.232554
  16. Sari I. K., Utari D. M., Kamoshita S., et al. “Increasing vegetable intake 400 g/day to control body weight and lipid profile in overweight hyperlipidemia menopausal women.“ J Public Health Res (9) 2020:1733. doi: 10.4081/jphr.2020.1733.
  17. Chalwe, JM., Mukherjee, U., Grobler, C., et al. “Association between hypertension, obesity and dietary intake in post-menopausal women from rural Zambian communities.” Health SA. (26) 2021:1496. doi: 10.4102/hsag.v26i0.1496.
  18. Biglia, N, Cagnacci, A, Gambacciani, M, et al. “Vasomotor symptoms in menopause: a biomarker of cardiovascular disease risk and other chronic diseases?” Climacteric. (20) 2017 :306-312. doi: 10.1080/13697137.2017.1315089.
  19. Klawitter, J., Hildreth, K. L., Christians, U., et al. “A relative L‐arginine deficiency contributes to endothelial dysfunction across the stages of the menopausal transition.” Physiological Reports. (5) 2017: e13409.
  20. Puga, G. M., Novais, I. P., Katsanos, Ch. S., et al. “Combined effects of aerobic exercise and l-arginine ingestion on blood pressure in normotensive postmenopausal women: A crossover study Randomized Controlled Trial” Life Sci. (151) 2016: 323-329. doi: 10.1016/j.lfs.2016.02.091.
  21. Minkin, MJ. “Menopause: Hormones, Lifestyle, and Optimizing Aging.” Obstet Gynecol Clin North Am. (46) 2019:501-514. doi: 10.1016/j.ogc.2019.04.008.
  22. Rivolta, M.W., Stampalija, T., Frasch, M.G., et al. “Theoretical value of Deceleration Capacity Points to Deceleration Reserve of Fetal Heart Rate.” IEEE Trans Biomed Eng 67 (2020): 1176-1185. doi: 10.1109/TBME.2019.2932808.
  23. Rangel-Huerta, O. D., Pastor-Villaescusa, B., Gil, A. “Are we close to defining a metabolomic signature of human obesity?” A systematic review of metabolomics studies Metabolomics volume 15, Article number: 93 (2019).
  24. Kim, C. “Management of Cardiovascular Risk in Perimenopausal Women with Diabetes.” Diabetes Metab J (45) 2021:492-501. doi: 10.4093/dmj.2020.0262.
  25. Davydova, Yu. V., Limanskaya, A. Yu., Tuday, V. N., Moktrik, A. N.” Klinicheskiy sluchai primeneniya Ksilata v kompleksnoy terapii tyazhelogo rannego toksikoza beremennyh.” Health of Woman (1) 2015:45-48. http://nbuv.gov.ua/UJRN/Zdzh_2015_1_10, Давыдова Ю. В., Лиманская А. Ю., Тудай В. Н., Мокрик А. Н. Клинический случай применения Ксилата в комплексной терапии тяжелого раннего токсикоза беременных // Здоровье женщины. — 2015. — № 1. — С. 45-48. — Режим доступу: http://nbuv.gov.ua/UJRN/Zdzh_2015_1_10